В 80+ дети особенно беззащитны, уже без поддержки родителей

Старческая слабость — время безусловной любви, той самой которая долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Той любви, которая никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится, как написано в послании Коринфянам святого апостола Павла…

Ты смотришь на чай и не узнаешь его. Осторожно пробуешь, горячий, очень горячий, ты всегда пила очень горячий, все удивлялись. Фу, несладкий! Ахаха, некторорые привычки не сдаются, и мы кладем два, нет четыре кубика сахара в чашку. Ну какой диабет, никогда ни намека, а уж сейчас и тем более он успеет, куда ему. Мы смотрим по сторонам, кругом все как-то неопрятно, множетсво вещей не выкидывалось годами, ненужных, пыльних, старых, местами сломанных.. выкидываю по одной, потихоньку приводя в порядок, незаметно, нестрашно.

— Савцкие, Савицкие! Им нельзя верить, космонавты улетели, а на перекрестке родственных связей ничего нельзя ставить, только выйдешь а там вороны, вороны, злые злые, расстреляют, расстреляют.. связь, свзяь, связь, зона тишины, зина тишины, сейчас пульс пульс, пульс.. Видишь?!

Я смотрю в ту сторону и вижу там только старые книги. Ты видишь кого-то с кем связь, а я придумываю, как бы нам поесть, может быть потому что привал? или завтрак у космонавтов?

— Что ты несешь-то, Лена, ты что сошла с ума? нельзя столько работать, я тебе говорила, что на улице, что? сколько градусов по фаренгейту? Меркель, Меркель, Меркель зырк! Меркель зырк! А как Ксюшечка? как Ксюшечка?

Я вру, что Ксюшечка хорошо, хотя кто это, Ксюшечка?

— Лена, ты что совсем?! Ксюшечка, дочка твоя!

У меня нет детей и никогда не было.. У меня кончаются варианты и я просто сообщаю, что будем есть пюре. Ты оживляешься, пюре это хорошо. Пьешь воду из маленького ковшика, может быть потому, что с квошика пили воду в детстве у колодцев? Предстваляю тугую витую струю ледяной колодезной воды, бьющей через край ведра в другое, так явственно, что как будто слышен скрип старого ворота, плеск воды и гулкие отзвуки в колодце. Улыбаюсь и вдруг вижу как ты улыбаешься мне в ответ. В этих взглядах с улыбкой столько любви, что забывается раздражение, разбитые чашки, спрятанные продукты и весь этот странный пугающий и непонятный сумрак разума, который сложно понять и предугадать.

Что бы мы ни обсуждали — спорных Савицких, Ксюшечку или странные связи и воронов, моменты, когда получается вот так совпасть, успокоиться и улыбаться друг другу — бесценны. Время перестает существовать, я снова трехлетка у меня платьице с корабликом, тебе еще нет пятидесяти.. Жизнь одновременно страшна и проста, денег нет, жены сына тоже нет, у тебя на руках внучка, которая зовет тебя мамой… Время сжимается в точку, в нем одновременно все — мои пятерки и прогулянная физра, сломанная спина и жареная картошка, выпускной класс, попа-чемодан и нельзя ж столько есть! Твоя гордость и мои суждения проверяемые с тобой и только потом — вовне, твои страхи и моя безрассудная смелость, за всю нашу семью, за весь наш род, за все, что вы и я хотели — у нас получится, я обещаю, я точно знаю. Я люблю тебя, все хорошо, все хорошо, не бойся, я с тобой, я с тобой.

А завтра новый день, все прошло, все снова странно. Связь, связь, пульс, пульс, что это? Это чай. Попробуй ты. Я смеюсь — отведай ты из моего кубка? Напрасно волнуетесь, Иоанн Васильевич, консервами в наши дни отравиться реальнее, чем водой из кубка. Но мы пьем одинаковый чай, едим кашу из одной миски, если тебе так спокойнее — почему нет.

Любовь долготерпит, любовь милосердствует… Как выжила ты в том 86-м? Изо дня в день делая то, что должно, и будь что будет? Я уже не узнаю, да впрочем и раньше ты не видела в этом подвига, чего-то такого, что выходило за грань моего понимания. Любовь не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит… Все, что происходит сейчас — пугающий, испытывающий и в чем-то освобождающий урок мудрости и любви.

Болезнь Альцгеймера (сенильная деменция альцгеймеровского типа) — наиболее распространенная форма деменции (приобретенное слабоумие), неизлечимое дегенеративное заболевание, обнаруживается у людей старше 65 лет.

#болезньАльцгеймера

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

На платформе WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: